Журнал Ракурс
ЕАЭС – интересы сторон учтены

С 1 января 2015 года в силу вступил договор о создании Евразийского экономического союза (ЕАЭС).

Член Коллегии (Министр) по таможенному сотрудничеству Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Владимир Гошин в интервью журналу «Ракурс» рассказал о работе над созданием Таможенного кодекса ЕАЭС, о нововведениях в сфере таможенного регулирования, призванных упростить ведение внешнеэкономической деятельности на территории Союза и об участии бизнес-сообщества в этой работе.

— Какие функции сейчас возложены на ЕЭК? Изменились ли статус и роль ЕЭК в решении вопросов, связанных с таможенным регулированием, после окончательного реформирования ТС в ЕАЭС?

— Евразийская экономическая комиссия функционирует с 2012 года и является постоянно действующим регулирующим органом Союза. При вступлении в силу договора о ЕАЭС статус и функции Комиссии принципиально не изменились, ЕЭК по-прежнему занимается администрированием Союза.

Владимир Гошин

Владимир Гошин,
член Коллегии (Министр) по таможенному сотрудничеству Евразийской экономической комиссии

Это же касается и таможенного блока. Мы, как и раньше, занимаемся вопросами таможенного регулирования, принимаем нормативные правовые акты – решения, которые ТК ТС отнесены к нашей компетенции: формирование и совершенствование таможенного законодательства Таможенного союза и ЕЭП, а с 2015 года и ЕАЭС; проведение мониторинга соблюдения государствами-членами положений международных договоров, решений, принятых Высшим евразийским экономическим советом, и решений Комиссии в сфере таможенного регулирования; обеспечение единообразной практики применения таможенного законодательства; проведение мониторинга и анализа законодательства ЕС и иных государств, направленного на упрощение таможенных правил и процедур при осуществлении внешнеэкономической деятельности, и др.

— Над проектом ТК ЕАЭС проводится огромная работа, удастся ли уложиться в намеченные сроки и вступит ли документ в силу единовременно в полном объеме или останутся положения, которые будут отложены на более поздний срок?

— Что касается сроков, то здесь делать прогнозы достаточно сложно. Как вы знаете, проект подготовлен и решением Коллегии Комиссии от 18 декабря 2014 года направлен в страны-участницы для проведения внутригосударственного согласования. Сейчас, на конец первой декады апреля, официальную позицию с предложениями мы получили только от Беларуси и России.

В каком темпе стороны будут проводить необходимые внутригосударственные процедуры, зависит от того, насколько скоро они заинтересованы получить новое современное таможенное законодательство. Мы же, со
своей стороны, рассчитываем, что в соответствии с решением совета Комиссии ТК ЕАЭС будет согласован и подписан до 31 декабря 2015 года.

Что же касается второй части вопроса, до получения официальных позиций от всех сторон, по результатам которых проект кодекса может претерпеть изменения, не берусь говорить, будут ли в тексте отражены какие-либо переходные положения. Это опять же вопрос готовности сторон.

— В чем состоит основное отличие разрабатываемого ТК ЕАЭС от действующего таможенного законодательства ТС, существуют ли принципиальные различия в подходах к таможенному регулированию? На какие упрощения таможенных процедур в ближайшем будущем может рассчитывать бизнес?

— Основная цель всех преобразований – экономия временных и финансовых ресурсов как государственных органов, так и бизнеса. Отсюда и такие изменения, как: 

  1. приоритет электронного таможенного декларирования и применение письменного только в исключительных случаях; автоматический выпуск товаров в соответствии с заявленной процедурой без участия таможенного инспектора;
  2. использование механизма «единого окна» при совершении таможенных операций, связанных с таможенным декларированием и выпуском товаров;
  3. возможность подачи таможенной декларации без представления таможенному органу документов, на основании которых она заполнена;
  4. осуществление выпуска товаров в течение четырех часов с момента регистрации таможенной декларации;
  5. расширение списка категорий юридических лиц, которым может быть присвоен статус УЭО;
  6. трехуровневая система присвоения такого статуса и модернизация критериев (условий) его присвоения, расширение специальных упрощений для УЭО, в том числе касающихся таможенного контроля на всей тер-
  7. ритории Евразийского экономического союза.

Также стоит отметить новеллы, которые коснулись порядка проведения таможенного контроля. Одна из задач, которую ставили перед собой эксперты при разработке проекта ТК ЕАЭС, – предоставление возможности применения такого механизма, как «выпуск товаров с обеспечением уплаты таможенных платежей», не только в случае проведения контроля таможенной стоимости товаров, но и при контроле иных сведений, влияющих на размер подлежащих уплате таможенных платежей (это может быть и контроль правильности классификации товаров в соответствии с ТН ВЭД, и контроль страны происхождения товаров, подтверждения условий предоставления тарифных льгот).

Таким образом, в случае необходимости подтверждения тех или иных сведений, участник ВЭД вправе получить товар в свое распоряжение, предоставив обеспечение уплаты таможенных платежей, которые могут быть дополнительно начислены по результатам таможенного контроля. Фактически в данном случае таможенный контроль переносится на этап после выпуска товаров, а выпуск товаров осуществляется в установленные ТК ЕАЭС сроки.

— Будет ли необходима с принятием ТК ЕАЭС корректировка таможенного законодательства стран-участниц? По Вашему мнению, возможно ли будет ограничиться внесением поправок в действующее законодательство о таможенном регулировании или необходимо будет полностью перерабатывать законы?

— Безусловно, после принятия ТК ЕАЭС потребуется пересмотр всей имеющейся нормативной правовой базы, затрагивающей таможенные правоотношения. Причем как на уровне Комиссии, так и в государствах-членах. Вопрос о возможности внесения изменений в уже принятые законы либо необходимости принятия новых актов каждая страна будет решать для себя самостоятельно.

— На сегодняшний день вся система таможенного регулирования строится на двух уровнях – наднациональном и национальном. В связи с этим участники ВЭД испытывают определенные неудобства. Будет ли этот принцип «двух уровней» сохранен?

— Подход, заложенный в ныне действующем ТК ТС (когда таможенное регулирование осуществляется в соответствии с таможенным законодательством ТС, а в части, не урегулированной им, – в соответствии с законодательством государств-членов), ведет к различному правовому регулированию. Сейчас на национальном уровне можно урегулировать любые вопросы, затрагивающие таможенные правоотношения, которые не отражены в ТК ТС.

Договором о ЕАЭС предусмотрено единое таможенное регулирование на всей территории Союза. Поэтому максимальный уход от привязки к национальному законодательству сторон был одной из приоритетных задач при разработке проекта нового кодекса. Проект ТК ЕАЭС построен таким образом, что на национальном уровне государства смогут регулировать только те нюансы таможенных правоотношений, которые непосредственно указаны в ТК ЕАЭС.

— Каковы, по Вашему мнению, перспективы дальнейшего развития у института уполномоченных экономических операторов в рамках ЕАЭС?

— В проекте ТК ЕАЭС институт уполномоченных экономических операторов изменяется кардинально. Во-первых, по сравнению с ТК ТС, вместо четырех статей с многочисленными отсылочными нормами, которые привели к существенным различиям в правоприменительной практике трех стран, появляется отдельная глава, посвященная УЭО.

Дается исчерпывающий перечень условий, выполнение которых позволит заинтересованным лицам получить статус УЭО, расширяется перечень лиц, которые могут претендовать на получение данного статуса. Этот институт максимально приближается к своему зарубежному аналогу, УЭО, включаясь в реестр, будет получать соответствующий сертификат.

Предусмотрены три типа таких сертификатов, предоставляющих разный объем упрощений. Субъекты, претендующие на получение статуса УЭО, смогут сами выбирать тип свидетельства и, соответственно, пакет упрощений. Также новеллой является признание статуса УЭО на всей территории Союза, а не только на территории того государства, в котором он включен в реестр, как это предусмотрено сейчас в ТК ТС.

Хозяйствующие субъекты, несомненно, получат существенные преимущества от предлагаемой в проекте ТК ЕАЭС концепции.

— Какие изменения в таможенное законодательство внесены с подачи деловых кругов, удается ли им отстаивать свои интересы при обсуждении ТК ЕАЭС? Какие предложения бизнеса по модернизации кодекса вы считаете наиболее интересными? Какие еще вопросы есть у бизнеса, как реализуются данные пожелания и каким образом строится диалог с ним?

— Таможенный кодекс Евразийского экономического союза — это первый проект международного договора, регулирующего таможенные правоотношения, который разрабатывается совместно всеми заинтересованными
сторонами — государственными органами, представителями бизнес-сообщества трех стран и специалистами Евразийской экономической комиссии. До него складывалась практика, при которой проекты международных договоров разрабатывали и согласовывали в трехстороннем формате только представители государственных органов, а потом в каждой стране начиналось внутригосударственное согласование готовых проектов уже на национальном уровне с участием представителей бизнеса.

Такая практика приводила к неоправданному затягиванию процесса внутригосударственного согласования проектов. Кроме того, у представителей бизнес-сообщества складывалось мнение, что государственные органы используют такой формат работы для того, чтобы регулировать таможенные вопросы, учитывая только свои интересы.

Участие в работе всех заинтересованных сторон, на наш взгляд, позволило свести воедино все интересы, обсудить наболевшие вопросы в широком формате и найти по ним компромиссные решения при подготовке проекта ТК.

Основными вопросами, которые бизнес обозначил при подготовке проекта ТК ЕАЭС, являются:

  • установление ясных и четких правоотношений, при которых каждый хозяйствующий субъект будет знать свои права и обязанности;
  • исключение субъективизма при принятии решений таможенными органами, в том числе за счет применения информационных систем и информационных технологий;
  • сокращение сроков совершения таможенных операций; максимальное использование интернет-ресурсов;
  • дальнейшее развитие института уполномоченных экономических операторов;
  • исключение коллизий в законодательстве — как непосредственно в таможенном, так и смежном отраслевом.


И все эти вопросы уже нашли отражение в проекте ТК ЕАЭС. Поэтому сейчас можно говорить только о выгодах и преимуществах, которые в результате нового законодательства получит бизнес, полагая, что нормы, которые могли бы принести бизнесу потери, ухудшить его положение, в этот проект не войдут, так как бизнес имеет возможность непосредственно участвовать и представлять свои интересы в работе над проектом ТК ЕАЭС.

— Предусмотрена ли унификация административной ответственности в рамках ЕАЭС?

— Проведение работы по унификации административной ответственности в государствах – членах ЕАЭС – весьма длительный и многоэтапный процесс. Конечно, из-за различий уровня социально-экономического развития
государств на первоначальной стадии становления ЕАЭС было бы ошибкой одномоментно унифицировать законодательство об административной ответственности за правонарушения, к тому же еще и во всех сферах общественных отношений.

Унификации административной ответственности должна предшествовать работа по его постепенной гармонизации с учетом динамики углубления интеграционных процессов. Причем данная гармонизация ответственности должна осуществляться не во всех сферах общественных отношений, а лишь в тех, которые непосредственно связаны с функционированием ЕАЭС (ответственность за нарушения таможенных правил, а также, в частности, нарушения транспортного, ветеринарного, фитосанитарного и иного законодательств). 

Логичным началом данной работы может стать определение общих принципов привлечения к административной ответственности (например, введение единых сроков давности привлечения к ответственности и принципа, в соответствии с которым совершение правонарушения на территории одной из сторон будет считаться отягчающим обстоятельством при определении другой стороной размера наказания за совершенное правонарушение).

Пока же, если говорить о спорах в сфере таможенного регулирования, в соответствии с пунктом 3 статьи 7 ТК ТС и статьей 4 Договора об особенностях уголовной и административной ответственности за нарушения таможенного законодательства Таможенного союза и государств – членов Таможенного союза административный процесс (производство) ведется (осуществляется) по законодательству стороны, в которой лицо привлекается либо подлежит привлечению к административной ответственности. Порядок обжалования незаконных действий в этой сфере также определяется соответствующим национальным административно-процессуальным или уголовно-процессуальным законодательством.

Страны Союза присоединились к Киотской конвенции, но объем взятых обязательств разный. 

— Не мешает ли это дальнейшему совершенствованию наднационального и союзного таможенного законодательства?

— Международная конвенция о гармонизации и упрощении таможенных процедур (Киотская конвенция) – базовый документ, на который опирались эксперты при разработке ТК ЕАЭС. Вы правильно отметили, что все члены ТС и ЕЭП, а также новая страна – участница ЕАЭС Армения, присоединились к Киотской конвенции с разным объемом обязательств. Безусловно, этот вопрос обсуждался и на экспертном уровне, и в рамках Консультативного комитета по таможенному регулированию.

Однако с учетом существующих реалий, а также уровня развития информационных систем и технологий, применяемых таможенными службами, важно говорить не только о Киотской конвенции, но также и о современных инструментах таможенного администрирования, которые разрабатываются международным таможенным сообществом на платформе Всемирной таможенной организации. Такой вывод основан на консультациях ЕЭК с экспертами этой организации.

Например, Соглашение Всемирной торговой организации по упрощению процедур торговли, заключенное в декабре 2013 г., представляет сочетание хорошо известных инструментов таможенного регулирования. Оно преподносится как эффективный инструмент упрощения процедур торговли, совершенствования таможенных операций, взаимодействия таможенных администраций между собой и предпринимательскими кругами.

Так, в настоящее время Всемирная таможенная и другие международные организации разработали около 40 инструментов таможенного администрирования и упрощения процедур торговли. Это конвенции, рекомендации и стандарты, специализированные руководства по институтам таможенного права, обзоры наилучших практик таможенного администрирования, компендиумы и глоссарии.

Серьезное внимание акцентируется, например, на таких инструментах, как:

  • предварительное информирование;
  • система управления рисками;
  • посттаможенный аудит;
  • институт уполномоченного экономического оператора, «единое окно»;
  • институциональное строительство.

Они максимально учтены в проекте ТК Союза. 

— Летом 2014 года РФ в одностороннем порядке ввела продовольственное эмбарго на товары из стран Евросоюза. С правовой точки зрения этот вопрос не был согласован со странами ТС, каким образом, по Вашему мнению, может быть решена эта проблема?

— Союзу всего три с половиной месяца, и то, что мы сейчас проходим путь проб и ошибок, – естественно. Нам еще предстоит выработать механизм реагирования на различные ситуации, которые возникают и будут возникать в новом интеграционном объединении.

Что касается конкретной ситуации – у нас экономический союз. А решение России по ограничению ввоза отдельных видов сельскохозяйственной продукции вызвано как раз политическими мотивами. Вместе с тем, это решение вы звало ряд экономических последствий для ее союзников.

Поэтому сейчас мы разрабатываем единый порядок действий государств – членов ЕАЭС при применении мер, затрагивающих внешнюю торговлю товарами и вводимых исходя из национальных интересов в одностороннем порядке одним из государств – членов, который обеспечит, с одной стороны, максимальный эффект от введенных мер, а с другой – учет интересов всех государств – членов экономического союза.

— Где желающие могут ознакомиться с текстом кодекса, отследить изменения, которые в него вносились, и мероприятия, которые проводятся по его принятию?

— Последняя версия проекта ТК ЕАЭС выложена на официальном сайте Комиссии в разделе «таможенное сотрудничество» (вкладка «Горячий документ»). Здесь же, на сайте, любой желающий может оперативно отслеживать, на каком этапе сейчас находится проект.

Как я уже ранее отметил, новое таможенное законодательство разрабатывается в довольно открытом формате, с активным участием бизнес-сообщества, поэтому мы анонсируем все предстоящие мероприятия и открыто говорим после об их итогах.