Журнал Ракурс
Мировая практика

В целом проект ТК ЕАЭС охватывает все основные аспекты таможенного регулирования и деятельности уполномоченных экономических операторов.

Это минимизирует возникновение различной правоприменительной практики в странах Евразийского экономического союза, а также создает предпосылки для взаимного признания статуса УЭО сначала в рамках союза, а впоследствии, возможно, и за его пределами — в государствах, являющихся торговыми партнерами ЕАЭС, что вполне в духе мирового тренда последних лет.

Кстати, бизнес в течение всех пяти лет существования УЭО упрекал и ЕЭК, и национальные госорганы в том, что в Таможенном союзе институт уполномоченного экономического оператора не отвечает международным стандартам.

Теперь эта проблема решена: глава 60 ТК ЕАЭС, как подчеркивают представители Евразийской экономической комиссии, разрабатывалась с учетом анализа международных актов и опыта функционирования аналогичных институтов в других странах, и заложенные в ней нормы полностью соответствуют Рамочным стандартам по безопасности и упрощению торговли Всемирной таможенной организации, а также положениям Киотской конвенции и Соглашения ВТО об упрощении процедур торговли. О действующих в разных странах программах партнерства между таможенными органами и предпринимательским сообществом, аналогичных институту уполномоченного экономического оператора, рассказывает заместитель генерального директора таможенного представителя «Восход» Юрий Ковалев.

Юрий Ковалев

Юрий Ковалев,
заместитель генерального директора таможенного представителя «Восход»

Уполномоченный экономический оператор (УЭО) — перспективный и динамично развивающийся институт, который позволяет компаниям, имеющим данный статус, снижать длительность и затраты на таможенное оформление и логистику за счет применения технологий, доступных только УЭО. Развитие института УЭО признано одной из приоритетных задач как Всемирной таможенной организацией, так и большинством национальных таможенных администраций, в том числе и в России.

Понятие уполномоченный экономический оператор (УЭО) появилось в России еще 2010 году с вступлением в силу Таможенного кодекса ТС. Однако из-за длительной разработки национальных актов, регламентирующих процедуру присвоения статуса УЭО, фактически формирование этого института в России началось лишь в начале 2012 года, а первые УЭО начали появляться в России в середине 2012 года. За прошедшие с этого момента три года институт УЭО в России получил достаточно широкое развитие. К настоящему моменту в России насчитывается более 150 компаний, обладающих стат усом УЭО. Много это или мало? И как с количеством УЭО обстоят дела в других странах?

Например, у наших партнеров по Таможенному союзу Беларуси уполномоченных экономических операторов более трехсот. В Евросоюзе таких компаний, обладающих статусом, аналогичным УЭО (authorized economic operator — AEO), более 13 тысяч. Если же сравнивать не просто количество компаний, обладающих особым статусом, а более корректный показатель — долю таможенных деклараций, оформленных уполномоченными экономическими операторами в общем объеме международной торговли, то здесь наше отставание выглядит более существенным. В Евросоюзе эта доля уже превышает 50 % и имеет тенденцию к дальнейшему увеличению.

Если же сравнить количество УЭО России с более широким кругом стран, а в мире сейчас функционирует 53 национальные и региональные программы развития института AEO или его аналогов, то можно увидеть, что мы имеем средние показатели. А если учесть длительность развития этого института в странах-лидерах, то российская действительность выглядит еще более оптимистично.

Развитие института AEO в одних странах направлено только на поддержку экспорта (Аргентина, Мексика, Новая Зеландия), в других программы AEO поддерживают и экспортеров, и импортеров, в третьих, помимо поддержки экспортеров и импортеров, программы AEO предусматривают определенные привилегии для владельцев складов, перевозчиков и таможенных брокеров (представителей). Несмотря на кажущиеся различия в подходах, объединяет все национальные программы AEO стремление таможенных администраций предоставить компаниям, обладающим статусом AEO, возможность совершать таможенные формальности по более простым правилам, чем компаниям, не имеющим такого статуса. Упрощение процедур в свою очередь влечет их удешевление и ускорение, что в конечном итоге выражается в снижении затрат компаний на внешнюю торговлю.

Возможность за счет технологий УЭО снизить такие затраты в России является одним из немногих способов увеличения эффективности внешней торговли без снижения доходов, собираемых таможенной администрацией от таможенных пошлин. В российских условиях, когда значительная часть Федерального бюджета по- прежнему формируется за счет таможенных пошлин, это обстоятельство является принципиально важным. Оно обеспечивает активное участие таможенной администрации в развитии института УЭО, поскольку увеличение количества УЭО не снижает собираемость таможенных платежей, а напротив, за счет повышения эффективности внешней торговли создает предпосылки для ее развития и увеличения бюджетных поступлений. В этом заключается коренное отличие технологий УЭО от «экономических» таможенных процедур (переработка на таможенной территории, переработка для внутреннего потребления, переработка вне таможенной территории, временный ввоз, таможенный склад), при применении которых таможенные поступления, как правило, снижаются.

Главным мировым трендом в последние несколько лет является не столько развитие национальных программ AEO и увеличение количества компаний, обладающих особым статусом, сколько заключение международных соглашений о взаимном признании AEO (Mutual Recognition Agreement — MRA) между национальными таможенными администрациями.

Применение таких соглашений позволяет достичь еще большей эффективности в проектах AEO за счет удешевления таможенных формальностей как в стране экспорта, так и в стране импорта.

Недавно специалистами Китая и Южной Кореи было проведено исследование, в рамках которого изучалось влияние Соглашения о взаимном признании между этими странами, заключенное в феврале 2014 года. Сравнивались показатели длительности и стоимости таможенных формальностей в этих двух странах, в течение трех месяцев предшествовавших заключению Соглашения и в течение трех месяцев после его вступления в силу. Исследование проводилось в пяти отраслях: металлургия, электроника, легкая промышленность, машиностроение и автомобилестроение.

Оно охватило около 16 500 поставок в период до вступления Соглашения в силу и около 14 тысяч поставок после начала работы Соглашения. В результате было установлено, что во всех исследованных отраслях наблюдался положительный экономический эффект, однако заметно различавшийся в зависимости от отрасли. Так, наибольший эффект был достигнут в металлургии, машиностроении и автомобилестроении, меньший положительный эффект исследователи наблюдали в сфере торговли электроникой и товарами легкой промышленности. Существенно сократилось время на таможенную очистку при импорте товаров при сравнении импортера, обладающего статусом AEO, и обычного импортера, еще большее сокращение времени наблюдалось после вступления в силу Соглашения о взаимном признании. Исследователями было отмечено значительное снижение количества досмотров после вступления в силу Соглашения о взаимном признании.

Возвращаясь к российским УЭО, нельзя обойти вниманием грядущие радикальные изменения, которые ожидают этот институт в России и Таможенном союзе. Работа над новым Таможенным кодексом ЕАЭС близится к завершению, и его вступление в силу ознаменует собой новый этап в развитии этой прогрессивной технологии в России. Грядущие изменения затронут практически все вопросы, регламентирующие получение статуса УЭО и их деятельность. Важно, что многие сущностные вопросы, которые раньше регулировались национальным законодательством стран — участниц Таможенного союза, теперь перенесены на наднациональный уровень и включаются непосредственно в Таможенный кодекс ЕАЭС или в Решения ЕЭК. Это означает существенное сближение институтов УЭО в Таможенном союзе и является шагом к взаимному признанию УЭО на всей территории ЕАЭС.

Еще один шаг в развитии идеи взаимного признания, который в перспективе открывает возможность для заключения Соглашений о взаимном признании уже на уровне ЕАЭС и таможенных администраций третьих стран, например Евросоюза, сделан благодаря значительному сближению новых норм в части УЭО, заложенных в ТК ЕАЭС с международными стандартами и принятой в Евросоюзе моделью AEO. В этом направлении разработчики ТК ЕАЭС приложили максимум усилий для того, чтобы перенести мировой и европейский опыт на реалии Таможенного союза.

Сейчас ведется активная работа по формированию пакета Решений ЕЭК, по тем вопросам, в отношении которых в ТК ЕАЭС содержатся отсылочные нормы на наднациональное законодательство. Это, в частности: форма, формат и структура заявления о включении в реестр УЭО; форма свидетельства о включении в реестр УЭО и порядок его заполнения; перечень статей уголовного и административного законодательства, которые сделают невозможным включение в реестр УЭО, критерии финансовой устойчивости в отношении компаний — претендентов на включение в реестр УЭО, требования к помещениям, открытым площадкам, транспортным средствам и работникам УЭО; форма ведения реестра УЭО, случаи и категории товаров, в отношении которых упрощения для УЭО не применяются, а также типовые требования к системе учета товаров для УЭО.

Разработку проектов решений ЕЭК ведет рабочая группа по развитию института уполномоченного экономического оператора в государствах — членах Союза при Консультативном комитете по таможенному регулированию Евразийской экономической комиссии.

Работа ведется с привлечением таможенных специалистов стран — участниц Евразийского экономического союза, а также с участием представителей компаний, в том числе уже имеющих статус УЭО. Такой широкий круг экспертов позволяет при подготовке проектов документов учитывать не только требования таможни, но и практический опыт компаний, которые уже функционируют в статусе УЭО.

Тем не менее в деятельности рабочей группы в качестве независимых экспертов от России принимают участие представители всего нескольких действующих УЭО. Их опыт, безусловно, важный и ценный для рабочей группы, все же ограничен спецификой деятельности компаний, которые они представляют. Он не может полностью удовлетворить потребности разработчиков проектов решений в информации обо всех аспектах деятельности УЭО.

Вряд ли кто-то подвергнет сомнению, что в сборе, обработке и доведении такой информации до разработчиков законодательной базы Союза заинтересованы все участники процесса и представители ЕАЭС, и руководство ФТС, и сами уполномоченные экономические операторы.

Наши казахстанские партнеры по Таможенному союзу еще в начале 2014 года создали профессиональное объединение УЭО — Ассоциацию независимых уполномоченных операторов Казахстана. Возможно, теперь пришла пора российским УЭО задуматься о создании своего профессионального объединения. Сейчас, в момент подготовки к радикальным изменениям в деятельности УЭО, да и после этих изменений, эффективно действующая обратная связь для доведения до Евразийской экономической комиссии и ФТС России позиции действующих УЭО по неоднозначным вопросам правоприменения, участие в работе по подготовке проектов нормативных документов, причем как на наднациональном, так и на национальном уровнях, да и просто живой обмен опытом между действующими УЭО будут очень востребованы. Наиболее логичным мне представляется формирование такого объединения на базе уже существующего Делового клуба уполномоченных экономических операторов России.