Журнал Ракурс
Виталий Сурвилло: «Помощь бизнесу в решении системных проблем»

Итоги прошлого года по проблемам таможенного администрирования журналу «Ракурс» представил Виталий Сурвилло, общественный представитель уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей по вопросам, связанным с ликвидацией нарушений прав предпринимателей в таможенной сфере.

Понятие бизнес-омбудсмен, или уполномоченный по защите прав предпринимателей, появилось у нас совсем недавно — об организации нового Института и назначении на этот пост Бориса Титова Президент России объявил на Петербургском международном экономическом форуме 2012 года. «Для формирования совершенной системы государственных услуг для бизнеса необходимо время, а текущие проблемы, когда предприниматель сталкивается с нарушением своих прав, бюрократическим давлением, коррупцией, административными барьерами, нужно решать уже сегодня, — объяснил свое решение Владимир Путин. — Именно поэтому в контакте с бизнесом в России создаётся новый специальный институт уполномоченного по правам предпринимателей».

Бизнес-омбудсмен получил право отстаивать интересы предпринимателей в суде, приостанавливать ведомственные и нормативные акты до решения суда и в качестве обеспечительных мер обращаться в суд с оперативным приостановлением действий чиновников. Кроме того, ведется работа по улучшению законодательства. «Мы должны сделать так, чтобы законодательство действительно защищало права предпринимателя», — обозначил Борис Титов главную задачу. Аппарат уполномоченного по защите прав предпринимателей с 2013 года работает на площадке Общественной палаты.

К настоящему моменту определены бизнес-омбудсмены в каждом регионе, а также общественные представители по различным направлениям, где предприниматели контактируют с сотрудниками госорганов. Наиболее острые проблемы по каждому направлению, а также предложения бизнеса по их решению, включаются в ежегодный доклад бизнес-омбудсмена Президенту о состоянии деловой среды в России. В докладе за 2015 год отмечается, что обращений от предпринимателей поступило на 50 % больше, чем в 2014 году, и больше половины из них по теме уголовного преследования.

Также традиционно много вопросов административного характера, часть из которых на площадке бизнес-омбудсмена удалось решить. Так, РЖД отказались от намерения закрыть некоторые станции, в результате чего предприятия остались бы без подъездных путей, не допущено закрытие ряда торговых центров, совместно с Генпрокуратурой оказана помощь нескольким предприятиям в получении оплаты по госконтрактам, была оказана защита предпринимателям в ходе надзорной деятельности и т. д.

— Виталий Юрьевич, Вы являетесь общественным омбудсменом по вопросам, связанным с ликвидацией нарушений прав предпринимателей в таможенной сфере. Подведите итог работы в этой области за 2015 год. Как Вы оцениваете ситуацию в целом — нарушений прав предпринимателей в таможенной сфере стало больше или меньше? С чем, по Вашему мнению, это связано?

— Задача аппарата Уполномоченного по защите прав предпринимателей при Президенте РФ, как мне представляется, не сводится только к реагированию на конкретные случаи нарушения прав предпринимателя в контексте действующего законодательства, но и охватывает обеспечение его прав через изменение существующих законов.

Если говорить о нарушении законодательно прописанных прав предпринимателей, то таких случаев в таможенной сфере достаточно мало, как в 2014, так и в 2015 году. Большинство поступающих жалоб сводится к так называемым системным вопросам, не урегулированным законодательством или связанным с дисбалансом прав и ответственности во взаимоотношении бизнеса и таможенных органов. Количество таких жалоб растет по мере укрепления авторитета Уполномоченного и растущего доверия к нему со стороны предпринимателей.

С чем это связано? Дело в том, что многие из действующих сегодня норм таможенного законодательства были сформулированы еще в 90-е годы, когда стояла задача обуздать открытое нарушение бизнесом законов своей страны и пренебрежение интересами государства.

С тех пор в обществе произошли кардинальные изменения. И в эффективности работы государства, и в менталитете предпринимателей, и в технологической сфере обеспечения контроля. А методы работы с участниками ВЭД практически остались прежними.

— Какие нерешенные вопросы в таможенной сфере Вы обозначили в докладе Президенту РФ за 2015 год? Почему именно эти проблемы Вы считаете наиболее острыми?

— Из таких вот системных проблем (связанных с неурегулированностью и «переурегулированностью» таможенного законодательства), в последний ежегодный доклад Президенту были включены следующие вопросы, наиболее часто поднимавшиеся в обращениях предпринимателей к омбудсмену:

1) непрозрачность таможенного администрирования, отсутствие четко прописанных регламентов действий сотрудников таможенных органов и участников ВЭД при тех или иных процессах их взаимодействия, будь то оформление прибытия, декларирование, контроль после выпуска, дополнительные проверки;

2) отсутствие автоматизированного постоянного в режиме on-line взаимоинформирования между органами ФТС и ФНС (неспособность контролирующих органов обеспечить сквозной контроль за импортным товаром от момента ввоза до момента реализации порождает проблему перманентных споров по стоимости ввезенного товара; при наличии сквозного контроля ни один бы из импортеров не был заинтересован в занижении таможенной стоимости, т. к. его реализация в таком случае обкладывалась куда более существенным 20 %-ным налогом на прибыль, нежели 5 %-ной средней таможенной пошлиной);

3) размытость нормативных сроков выпуска товаров — от 2х до 10 рабочих дней, а при направлении на таможенную экспертизу — практически ничем не
ограниченных;

4) закрытость системы управления рисками ФТС, столь контрастирующая в этом отношении с открытостью налоговой службы, практическая невозможность для предпринимателя оспорить основания любой проверки;

5) нескоординированность контрольных мероприятий со стороны уполномоченных органов (ФТС, Роспотребнадзор, Россельхознадзор и др.);

6) невнятность объяснений со стороны таможенных органов при закреплении специализации таможенных постов.

— Какой метод урегулирования споров в таможенных правоотношениях Вы считаете более эффективным: досудебное (ведомственное) обжалование решений таможенных органов или обращения в суд? Какие недостатки Вы видите при рассмотрении дел по таможенным правонарушениям арбитражными судами?

— Досудебное (ведомственное) обжалование решений контролирующих органов всегда привлекательней с точки зрения сроков. Любое арбитражное разбирательство длится дольше, означает бóльшие расходы, длительное замораживание оспариваемых средств, задержки самих поставок. Но всё это справедливо при одном непременном условии. Ведомственное рассмотрение споров не должно сводиться к «защите мундира» и штамповке подтверждающих решений нижестоящих органов.

В этой ситуации процедура досудебного обжалования становится для бизнеса лишней временной и стоимостной обузой.

— Насколько активно используется участниками ВЭД институт Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей? С какими проблемами чаще всего к Вам обращаются, Какова доля обращений по таможенной тематике? Что удается сделать по обращениям предпринимателей, может быть, бизнес-омбудсмены нуждаются в дополнительных полномочиях?

— С каждым месяцем обращаются все более активно и активно. У меня нет точных данных по результатам работы своих коллег — общественных омбудсменов по другим вопросам, но уверен, что у них значительно больше работы, нежели чем у меня, т. к., повторюсь, с точки зрения соблюдения действующих норм законодательства таможенная служба крайне редко их нарушает.

Более того, в большинстве таких случаев центральный аппарат ФТС довольно быстро реагирует на обращения Уполномоченного и его общественных омбудсменов и принимает необходимые меры по исправлению имевших место нарушений. Моя задача всё же больше сводится к мониторингу самых острых системных проблем. Я бы скорее ставил вопрос не о расширении полномочий общественных омбудсменов, а о назначении внутри органов исполнительной власти ответственных за взаимодействие с аппаратом омбудсмена. Есть, конечно, и проблема работы на общественных началах. Работа не из легких и съедает много времени и сил.

— Вы являетесь руководителем рабочей группы АСИ по дорожной карте «Совершенствование таможенного администрирования», поэтому нельзя не спросить про итоги реализации этого документа. Каких результатов удалось добиться в ходе четырехлетней работы? И как Вы прокомментируете тот факт, что по показателю «международная торговля» Россия в 2015 году опустилась на 170-е место в рейтинге Всемирного Банка Doing Business?

— Это тема отдельного интервью. Здесь множество причин, в той или иной степени влияющих на столь низкий показатель нашего рейтинга. От непонятной, но очевидной пристрастности курирующих экспертов ВБ до пробуксовки или прямого игнорирования многих ключевых предложений бизнеса по реформированию таможенного администрирования в стране. При этом нельзя забывать, что по сравнению с 2012 годом сделано всё же немало (автоматизация платежей, категорирование участников ВЭД, электронный документооборот и многое другое).

— Как, на Ваш взгляд, повлияло на таможенное администрирование в России создание Таможенного союза (и затем ЕАЭС)?

— Ну, во-первых, сняты барьеры в торговле между странами членами ТС. Принят новый Таможенный кодекс. Появилась возможность апеллировать к лучшим практикам внутри ТС. С другой стороны, у госорганов появилась возможность «отбрыкиваться» от инициатив предпринимателей под предлогом обязательности их согласования со всеми членами Союза.

— Проект нового Таможенного кодекса ЕАЭС отправлен на второй круг внутригосударственного согласования. Как Вы оцениваете результаты совместной работы госорганов и бизнеса над ТК ЕАЭС? В какой мере учтены пожелания бизнеса? Какие проблемы остались нерешенными?

— Мне кажется, сама работа над кодексом существенно улучшила атмосферу диалога между бизнесом и ФТС. По каким-то вопросам были достигнуты «прорывные» решения. Но нового «прорывного» кодекса, по общей оценке, пока не получилось. Это как в старые меха наливать молодое вино. Очень большой риск, что старые меха прорвутся. Всё это накладывается на существенные различия в подходах к интеграционным процессам между 5 странами-участниками ЕАЭС.

— Существуют ли, по Вашему мнению, меры, которые смогли бы искоренить «серые схемы» при таможенном оформлении товаров в РФ?

— Была бы общая воля, схемы бы исчезли. Само возникновение «серых схем» возможно лишь при непрозрачности процессов администрирования и контроля, нерегламентированности и произвольности принимаемых решений.

Будет взаимодействие ФТС и ФНС, перейдет администрирование НДС к налоговой службе, — снимется вопрос о корректировке таможенной стоимости. Станут общей практикой выпуск до уплаты, автоматическая регистрация ДТ, удаленный выпуск, — отпадет возможность «личного» контакта предпринимателя и таможенника.

Появится четкий регламент (и ответственность за его нарушение) при проверочных мероприятиях или при решении вопросов об экспертизе), — сузится мотивация к индивидуальным договоренностям.

Станет соразмерным и адекватным неотвратимое наказание за административные правонарушения, — исчезнет необходимость искать полюбовные решения. Ну и так далее. А сегодня, сами знаете, таможенные представители, таможенные перевозчики первыми склоняют неофитов к использованию серых схем.

— Каков Ваш прогноз на 2016 год в части улучшения условий для предпринимателей, занимающихся внешнеторговой деятельностью?

— Прогнозы в экономике — неблагодарное дело. Я скорее верю в чудо. Хотим мы, не хотим расширения международной торговли, я уверен только в том, что условия её администрирования должны быть прозрачными и максимально четкими и простыми.