Журнал Ракурс

Цветы из Африки, или проблема трипса

8 сентября в Москве в рамках международной выставки «ЦветыЭкспо» прошел круглый стол, на котором обсуждалась целесообразность создания прямых каналов поступления цветочной продукции в Россию из стран Африки и Южной Америки.

Инициатива этого мероприятия исходила от Экспертно-консультативного совета по таможенной политике при ФТС России, поскольку, как пояснил Валерий Шнякин, председатель ЭКС, 21 августа на Коллегии ФТС Андрей Бельянинов поручил совету обсудить с предпринимателями, заинтересован ли наш цветочный бизнес в организации прямых поставок из этих регионов или нет, и нужна ли помощь со стороны госорганов. Актуальность темы очевидна ввиду упорных слухов и заявлений представителей власти о возможном введении в ближайшей перспективе санкций в отношении поступлений цветочной продукции из Голландии. Так как сейчас основные поставки цветов в Россию осуществляются через голландскую биржу, возникает задача не оставить потребителей вообще без цветов. На вопрос корреспондента журнала «Ракурс», как в случае запрета импорта из Голандии таможня предполагает бороться с попытками ввоза цветов по поддельным сертификатам, Валерий Шнякин ответил, что у таможенных органов уже есть опыт выявления санкционной продукции растительного происхождения.

Олег Плотников, заместитель председателя Экспертно-консультативного совета, предложил участникам встречи назвать факторы, мешающие осуществлению прямых поставок, на основании чего можно было бы составить проект дорожной карты, определяющей наиболее проблемные вопросы и пути их решения. Затем он ознакомил собравшихся с предложением торгового представительства Кении, поступившим в ФТС. Кенийская сторона предлагает свои услуги по прямым поставкам роз разных сортов до 90 тонн ежедневно. Одно из преимуществ – короткие сроки (12-16 часов). Кенийцы готовы взять на себя всю логистическую цепочку. Они предложили создать в России единый центр по проведению таможенного и фитосанитарного контроля, ФТС и Россельхознадзору утвердить единый стандарт документов, достаточный для обоснования таможенной стоимости, преференциального режима и фитосанитарного контроля, а также внедрить технологию маркировки каждого грузового места штрих-кодом, позволяющим на этапе таможенного оформления получать полную информацию от производителя.

Аудитория восприняла эту инициативу без особого энтузиазма. Правда, Сергей Болотов, представляющий цветочный магазин в Рязанской области, признал, что по цене и качеству кенийский продукт выигрывает по сравнению с российским (кенийская роза не вянет дольше и стоит дешевле), и подтвердил готовность покупать такой товар по прямым поставкам, если этот канал будет четко организован. Однако другие участники круглого стола напомнили, что кенийские цветы находятся в самой низкой ценовой категории и конкурируют с продукцией российских производителей, поэтому увеличение поставок из Кении может разрушить начавшееся с 2004 года восстановление собственного производства роз. Ведь Кения, как и Колумбия и Эквадор, выращивают исключительно розы, которыми занимаются и российские тепличные хозяйства. Как подчеркнул представитель компании «Бизнес-букет», наша климатическая зона такова, что мы можем выращивать только финансово-емкий цветок, то есть розу, поскольку очень дорогие тепло, свет и газ. Татьяна Кочнева, эксперт ТПП России, выразила уверенность, что через год-два российские производители окрепнут и восстановят баланс на рынке, так как в последние годы завозен большой объем оборудования для выращивания цветов и овощей, на что из зала последовала рекомендация не строить иллюзий об импортозамещении в этом сегменте: тепличные хозяйства России никогда не смогут конкурировать с теми странами, где такие цветы растут на грунте. Кроме того, по мнению операторов рынка, российская роза все равно не станет дешевле.

Один из предпринимателей рассказал: как только в конце июля прошел слух о введении санкций в отношении цветочной продукции из Голландии, сразу же поступило сообщение от российских производителей о 20% повышении цен. Здесь еще играет роль статус цветочной продукции – индикатором цены является биржа: себестоимость российской розы 18 рублей, но она продается по цене аукциона, и наши импортеры договариваются о цене исходя из средней цены на аукционе. Что же касается возможности организации цветочной биржи в России (эта тема тоже активно обсуждается в последнее время), по мнению представителя московской фирмы «Грин лайн», об этом говорить рано, так как доля российских производителей от общего рынка всего 10-12%, причем их продукция продается еще «с колес», в тепличном хозяйстве, а для организации аукциона на импортных цветах нужно создавать свободную таможенную зону, куда будут подвозить товар иностранные производители, российские операторы должны будут покупать этот продукт и при покупке уплачивать таможенные платежи. Кроме того, биржа (акционерное общество производителей) должна будет взять на себя риск «непроданного цветка». Голландский аукцион принимает на себя этот риск: если цветок не продался ниже даже стоковой цены, аукцион оплачивает производителю его стоимость по данной минимальной цене. В России, очевидно, к этому еще не готовы.

В ходе дискуссии выяснилось, что цветочное бизнес-сообщество не видит препятствий для прямых поставок ни в логистике, ни в действиях таможенных органов: было особо отмечено, что таможенная служба по всей стране работает нормально, обеспечивая оформление продукции в сроки, отпущенные для скоропорта. Основная проблема, от которой лихорадит цветочный рынок, – позиция Россельхознадзора, требования которого в отношении такого карантинного объекта, как трипс, по мнению практиков, невыполнимы. Представитель компании «Грин лайн» подчеркнул, что уже 10 лет Россельхознадзор использует эту тему, которую цветочное бизнес-сообщество считает надуманной. И пока этот вопрос не будет решен, ничего не получится, потому что, как сказал бизнесмен, «мы сложим сегодня идеальную логистическую схему прямых поставок из Африки, а завтра в этом цветке опять найдут трипс». К сожалению, представители Россельхознадзора на круглом столе отсутствовали, поэтому было принято решение организовать еще одну встречу на базе ФТС, но уже с обязательным присутствием фитосанитарной службы.