Журнал Ракурс
Будущее — за таможенным аудитом

Практика показала, что добиться повышения эффективности таможенного администрирования до заданного уровня можно лишь за счет существенного усовершенствования применяемых методов таможенного контроля. В данном случае имеются в виду три его основные группы: фактический, документальный, а также контроль после выпуска товаров, или постконтроль.

Евгений Кошкаров

Евгений Кошкаров,
Первый заместитель председателя правления «Гильдии профессионалов ВЭД «Гермес», вице-президент группы компаний «Аривист»

Следует отметить, что за минувшие годы фактический контроль прошел несколько стадий эволюционного развития: с выборочного контроля на усмотрение должностного лица таможенного органа до 100-процентного досмотра всех перемещаемых через границу товаров. В настоящее время он, как правило, проводится по результатам применения системы управления рисками (СУР). В конечном итоге мы перешли от сплошного фактического контроля к выборочному. Говоря о постконтроле, необходимо признать, что на данный момент его эффективность поставлена в прямую зависимость от величины доначисленных платежей. Это ни в коей мере не соответствует требованиям сегодняшнего дня. 

Уверен, что в ближайшей перспективе подобная трансформация ожидает и документальный контроль, который в настоящее время осуществляется в максимальном объеме. Со временем он также должен стать выборочным, и первые шаги в этом направлении уже сделаны. Речь идет о начале практического применения технологии автоматического выпуска при декларировании товаров на экспорт. Как сообщили в ФТС России, в планах службы на обозримую перспективу уже значится внедрение такой системы и для импортных товаров.

В связи с обозначенной перспективой возникает резонный вопрос: не потеряет ли таможенное администрирование в целом своей эффективности в случае широкомасштабного перехода концепции применения технологии фактического и документального контроля на принцип выборочности?

Не секрет, что недобросовестные участники внешнеэкономической деятельности (ВЭД) не упускают случая и при любой возможности используют выборочность таможенного контроля для незаконной минимизации таможенных платежей. По моему мнению, не допустить подобных негативных последствий от предстоящих объективных изменений в практике ведения таможенного контроля можно только за счет широкого применения постконтроля. Однако для более эффективного использования подходы к нему должны быть глубоко переосмыслены и переработаны.

 

Все ради бюджета

Как уже отмечалось, в настоящее время таможенные органы, к сожалению, рассматривают постконтроль лишь как инструмент д л я дополнительного сбора средств в бюджет. Об этом говорит выбор проверяемых лиц (в первую очередь проверяют тех, у кого есть что проверить) и критерии оценки эффективности таких проверок (их результативность поставлена в прямую зависимость от объемов доначисленных платежей).

По мнению большинства участников ВЭД, основной целью постконтроля должна стать оценка достоверности и компетентности процесса декларирования товаров. Поясню, что в данном случае имеется в виду: возьмем некоего производителя, который по каким-то причинам выпускает потенциально опасный товар, например, автомобиль. За безопасностью этого товара следит государство в лице своего уполномоченного компетентного органа.

В такой ситуации никому даже в голову не приходит мысль проверять на безопасность все сходящие с конвейера автомобили. Государственный контролер периодически проводит испытание отдельных образцов продукции, но самое главное — он сертифицирует на безопасность собственно производство, а не выпускаемый товар. Иными словами, в данном случае государству важно знать, каким именно образом технология производства автомобилей в конечном итоге обеспечит безопасность выпускаемых транспортных средств для их будущих потребителей.

Считаю, что подобную логику следует использовать и в области таможенного администрирования. Для таможни основной продукт участника ВЭД, его товар — декларация. Чтобы выяснить степень ее экономической безопасности, необходимо, в первую очередь, досконально изучить, каким способом данный товар производится. В рамках постконтроля добиться этого можно за счет применения методов и инструментов аудита. Таковыми являются всесторонняя оценка финансово-хозяйственной деятельности участника ВЭД, включая экономическую устойчивость компании, а также достоверности заявляемых им сведений и компетентности персона ла, который эти сведения заявляет. Имеются и другие параметры, позволяющие получить полное и объективное представление о декларанте.

 

Проверяй, но доверяй

При этом основными объектами проверки должны являться внутренние корпоративные регламенты компании, приказы, положения о ее учетной политике, о договорной работе и о документальном обороте, а также фактические бизнес-процессы. Конечным результатом данной работы должно стать совершенно новое категорирование участника ВЭД. К сожалению, действующая оценочная система работает только на основе учета плохих показателей, таких как количество допущенных в ходе таможенного оформления случаев административных правонарушений, корректировок таможенной стоимости и т. д.

В итоге все сводится к банальному принципу: чем меньше условных двоек получил декларант, тем больше доверия к нему у таможни. На деле такой подход не позволяет выявить недобросовестных участников ВЭД, которые с легкостью обходят принятые индикаторы СУР, в том числе и за счет использования коррупционных инструментов. 

Подход на основе методов аудита, предлагаемый добросовестными компаниями, которые не меньше таможни заинтересованы в выдавливании с рынка «серых» игроков, прежде всего должен опираться на хорошие оценки, полученные в результате анализа эффективности бизнес-процессов и компетентности персонала. В итоге, по нашему мнению, нынешнюю ситуацию удастся нормализовать, а степень и уровень доверия участникам ВЭД будут поставлены в прямую зависимость от количества полученных ими пятерок.

Безусловно, такой подход потребует не только изменения устоявшихся стереотипов у сотрудников таможни, но и овладения ими целым пластом новых знаний. Помочь в реализации таможенного аудита мог бы институт таможенных аудиторов. На данный момент в нашей стране он отсутствует. Чтобы в очередной раз не изобретать велосипед, его следует построить по образцу и подобию уже имеющегося института налоговых аудиторов, которые де-факто являются важным инструментом налогового администрирования. Следующим важным условием сохранения и повышения эффективности таможенного контроля при переходе к выборочному документальному контролю должно стать качественное развитие достаточно успешно работающих у нас институтов таможенных представителей, таможенных перевозчиков, операторов складов временного хранения, уполномоченных экономических операторов. Из приведенного перечня остановлюсь на таможенных представителях как наиболее значимом субъекте таможенного контроля.

 

В ответе все

Современная экономика характеризуется бесконечным разнообразием предметов торговли, форм торговых отношений, а также развитостью и сложностью
аппарата государственного регулирования. В сложившихся условиях таможенный представитель является тем лицом, от профессиональной деятельности которого во многом зависит конечный уровень издержек участника ВЭД при совершении внешнеторговых операций.

Поэтому таможенные представители наравне со своими клиентами также должны стать предметом таможенного аудита и последующего категорирования. При этом, исходя из той роли, которую они играют, по моему убеждению, применяемые по отношению к ним методы таможенного аудита могут и должны быть более продвинутыми. Дело в том, что в данном случае речь идет о конкретном виде профессиональной деятельности, к которому должны применяться как методы государственного регулирования, так и методы саморегулирования.

По мнению экспертов некоммерческого партнерства «Гильдия профессиональных участников рынка оказания услуг в области таможенного дела и ВЭД «Гермес», в самой ближайшей перспективе необходимо провести всесторонний анализ правил и стандартов саморегулируемой организации (СРО), а также механизмов соблюдения этих правил членами СРО. Практическое применение полученных результатов позволит многократно повысить эффективность таможенного аудита.

По нашей оценке, здесь мы должны столкнуться с эффектом мультипликатора: анализируя деятельность конкретного участника ВЭД, мы фактически изучаем риски нарушения таможенных правил при декларировании товаров, которые перемещает только данная компания; анализируя деятельность таможенного представителя, мы изучаем риски нарушения таможенных правил при декларировании товаров, которые перемещают уже все его клиенты. Уточню, что у крупных игроков рынка данных услуг их количество исчисляется не только десятками, но и сотнями.

Анализируя деятельность, правила и стандарты СРО, мы изучаем риски нарушения таможенных правил при декларировании товаров, которые перемещают все клиенты всех таможенных представителей, входящих в состав СРО. Следовательно, в конечном счете общее количество проверенных компаний вырастет в геометрической прогрессии.

Подводя итог сказанному, отмечу, что таможенный контроль после выпуска товаров, применяемый в нынешней форме и виде, — это взгляд в прошлое. При существующем подходе таможенные органы анализируют уже свершившийся юридический факт. Для дальнейшего поступательного развития таможенной службе уже пора научиться смотреть в будущее.

Чтобы сдвинуть этот процесс с мертвой точки, мы предлагаем внедрить в практику постконтроля новые инструменты в виде таможенного аудита. Для этого
следует незамедлительно начать развитие данного института. Кроме того, пора уже приступить к реальному категорированию таможенных представителей и практическому применению принципов саморегулирования их деятельности.