Журнал Ракурс

Вопросы без ответов

25 ноября в Москве прошло совместное заседание Совета Торгово-промышленной палаты РФ по таможенной политике и Комитета по таможне и транспорту Американской торговой палаты в России. 

Модераторами совместного заседания экспертов американской и российской торговых палат, которые решено проводить два раза в год, выступили Арт Франчек, председатель Комитета по таможне и транспорту АТП, и Георгий Петров, председатель Совета ТПП РФ по таможенной политике. Первым вопросом повестки стало обсуждение введения в России системы прослеживаемости товаров и ее влияния на деятельность участников ВЭД. Правда, речь шла только о физической прослеживаемости, то есть о маркировке товаров. 

Предваряя дискуссию, Георгий Петров проинформировал аудиторию о том, что Торгово-промышленная палата провела мониторинг отношения отраслевых объединений к введению маркировки товаров. Результат оказался вполне ожидаемым: из всех опрошенных союзов и ассоциаций за введение системы прослеживаемости на основе маркировки высказались всего три отрасли – фармацевтическая, ювелирная и производители детской одежды, среди производителей обуви одни ассоциации поддерживают эту идею, другие нет, остальные объединения выступают против (парфюмеры, шинники, производители молочной продукции и др.). «Прослеживаемость товаров необходима, вопрос в том, как она будет реализована, – подчеркнул Георгий Петров. – Намерения правительства в части введения маркировки вызывают озабоченность у бизнеса и на внутреннем рынке, и у участников ВЭД». 

Краткий доклад о создании системы физической прослеживаемости сделал Василий Борцов, менеджер по развитию импортного бизнеса компании «Шнайдер Групп». В своей презентации он представил развернутую схему проведения маркирования, как она планируется в России, и привел примеры аналогичных процедур в других странах. Суть российской разработки заключается в создании единой электронной базы данных по прослеживаемости (владелец товара, его вес, стоимость, внешний вид и т.д.), которой будут пользоваться все госорганы (по типу механизма единого окна). В РФ сегодня проводится или запланировано около 15 экспериментов по различным категориям товаров, определены федеральный орган исполнительной власти, который координирует эти вопросы (Минпромторг) и оператор Единой системы цифровой маркировки и прослеживаемости товаров  – Центр развития перспективных технологий (ЦРПТ). Правовой основой является Соглашение от 2 февраля 2018 года «О маркировке товаров средствами идентификации в Евразийском экономическом союзе». Среди главных рисков для бизнеса в связи с планами по введению широкого маркирования товаров, по мнению Василия Борцова, являются проблема должной защиты конфиденциальной информации, которую компании должны будут представлять, а также неопределенность в отношении размера и сроков инвестиций для работы с этой системой (тем боле что пока неизвестны сроки введения маркировки по конкретным товарам и даже, будет ли она по данному товару введена вообще). Позитив видится пока только с точки зрения охраны интеллектуальной собственности: владелец товарного знака сможет, например, получать из системы информацию о намерении какой-то компании ввезти товар под этим товарным знаком и либо разрешить, либо запретить поставку.

Галина Баландина,  заместитель председателя Совета ТПП РФ по таможенной политике, сформулировала обеспокоенность бизнес-сообщества более категорично. Она отметила, что в отношении новой системы возникают резонные вопросы. Например, контроль молочной продукции сегодня осуществляется посредством системы «Меркурий», которая позволяет отслеживать товар с поля до прилавка. Почему ФТС не может использовать ее? Зачем включать молочную продукцию в систему маркировки? Также непонятно, зачем вообще нужно отслеживать движение каждой единицы товара? «Исходя из опыта других стран, представляется, что речь должна идти о наблюдении за потоками – материальными, финансовыми, логистическими, на основании которого делаются выводы, создаются умные системы контроля больших данных. Система управления рисками как раз и разработана для того, чтобы не тратить время и деньги государства и бизнеса на мелочный контроль каждой единицы товара. Еще один вопрос без ответа – как маркировка будет сочетаться с принципом свободы перемещения товаров на единой таможенной территории, если другие страны ЕАЭС такую маркировку пока не вводят, а вместо этого пытаются вводить свою? Наконец, параллельно объявлен эксперимент по документарной прослеживаемости. От этих вопросов у меня взрывается мозг, я не понимаю, куда идет страна», – эмоционально резюмировала Галина Баландина

Участники встречи дополнили этот перечень пунктов, вызывающих недоумение у бизнеса. Так, оказывается под угрозой импорт брендовых товаров. Марки необходимо наносить у производителя, но согласятся ли иностранные компании отвлекать силы и средства на маркировку тех 3-4 процентов товарной партии, которые идут на российский рынок? При этом производители сложных товаров вообще не понимают цели маркирования, поскольку трудно себе представить, что шины, например, можно производить в кустарных условиях. Наконец, участники ВЭД в шоке от того количества информации, которое в связи с маркированием придется вносить в графу 31 декларации на товары в соответствии с поправками в Решение Комиссии Таможенного союза от 20 мая 2010 г. № 257, вступающими в силу с 1 февраля 2020 года.

Анастасия Вяткина, начальник отдела Главного управления таможенного контроля после выпуска товаров Федеральной таможенной службы, попыталась ответить на критические замечания. Она рассказала, что сейчас идут переговоры по формированию единого информационного ресурса, в который войдут все системы маркировки, и заверила, что безопасность программных средств ФТС обеспечивается полностью (даже ФСБ это подтверждает). Что касается изменений в Решение КТС от 20.05.2010 № 257 «Об Инструкциях по заполнению таможенных деклараций и формах таможенных деклараций», предписывающих указывать средства идентификации в ДТ, их вступление в силу может быть отложено. Однако в целом ее доклад содержал мало утешительного. Система прослеживаемости только формируется, и оценить эффективность этого инструмента пока не представляется возможным, так как собраны данные лишь по итогам пилотного проекта в отношении меховых изделий, по остальным экспериментам сведений нет. Подводя итоги бурному обсуждению, Георгий Петров подчеркнул, что система прослеживаемости должна, отвечая интересам государства, защищать интересы потребителя, при этом пилотные проекты следует готовить, консультируясь с бизнесом. В качестве комментария к дискуссии остается заметить, что представители как бизнеса, так и государственных органов, обсуждая этот вопрос, постоянно смешивают понятия физической и документарной прослеживаемости, что усиливает неразбериху, которая присуща данной теме сегодня.

Второй вопрос повестки заседания был посвящен практике и проблемам применения таможенной процедуры переработки на таможенной территории, который осветила Галина Баландина. В презентации она представила анализ регулирования этой процедуры в Евросоюзе, который показывает, что нормы Таможенного кодекса ЕС в этом отношении несравненно более комфортны и проще для бизнеса, чем аналогичные положения Таможенного кодекса Евразийского экономического союза.

Tags: