Журнал Ракурс
ИТОГИ-2015 — глазами эксперта

Постоянный автор нашего журнала Анастасия Чурсина в рамках своего выступления на конференции ИД «Коммерсантъ» «Таможня 2016: Актуальные вопросы ВЭД» подвела итоги 2015 года.

Кодекса нет

Подводя итоги, надо сразу отметить самый большой провал 2015-го: Таможенный кодекс не был принят. Теперь у нас уже пять участников, все прогрессивное и интересное для бизнеса выхолащивается бесконечными выматывающими переговорами «на экспертах», все устали, заявленное время обмена мнениями не совпадает, транзит обсуждают переработчики и наоборот.

Анастасия Чурсина

Анастасия Чурсина,
член правления НП «Гильдия Гермес»

Можно, конечно, сказать, что я категорична, но с моего ракурса этот затянувшийся процесс абсолютно убил экспертное сообщество и национальную законодательную деятельность.

ФТС совместно с  Минэкономразвития в  конце марта было выделено два дня для обсуждения с представителями бизнеса разногласий и выработки единой позиции. Усталость бизнеса проявилась в полном объеме  — из более чем ста заявленных у частников в первый день присутствовали максимум пятнадцать, во второй на темы про УЭО пришло человек двадцать, к вечеру нас осталось трое.

Обсуждение предложения представителей Армении по освобождению от обеспечения товаров Союза, перевозимых транзитом из ЕАЭС в  Армению и  обратно, началось с  бурных выяснений, где находится эта республика и как вообще туда попадают товары. От предпринимателей в обсуждении приняли участие двое. Все устали, работа над Кодексом была тяжелой, думали даже: примем как есть — а потом разберемся.

В итоге нас победили, взяли измором, бизнес сдался. Резюме: затяжной кодекс убил экспертное сообщество.

 

Административные регламенты

Результат аналогичный. Только три регламента из пятнадцати привлек ли внимание у частников ВЭД, остальные — особенно почему-то регламенты проверок после выпуска — не получили ни одного отклика.

В целом хочу отметить, что 2015 год дал начало процессу регламентирования деятельности таможенной службы (поручение вице-премьера И.И. Шувалова и поручение Правительства РФ от 25.09.2015 № ИШ-П4-6558).

Административные регламенты призваны не только упорядочить совершение таможенных операций, но и сделать любой процесс в ходе таможенного оформления прозрачным для всех участников. То есть, по сути, это не нормативные акты, они не содержат норм и правил, но призваны собрать, склеить воедино все неточности, несвязанности законодательства, — такие вот, по сути, пользовательские инструкции.

Напомню — для общественного обсуждения их представлено уже пятнадцать, таможенная служба работает, а мы, к сожалению, нет. Я уверена, реакция предпринимателей окажется, как всегда, запоздалой, начнем ругать, когда уже будет поздно, но это к итогам года отношения, конечно, не имеет.

Хочу напомнить: именно в  2015 году вышло пояснение по части 2 статьи 16.2 Федерального закона от 12.02.2015 № 17-ФЗ «О внесении изменений в статьи 16.2 и 29.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях». В случае добровольного представления декларантом и (или) таможенным представителем в таможенный орган, осуществивший выпуск товаров, обращения о внесении изменений и (или) дополнений в таможенную декларацию после выпуска товаров с приложением документов, предусмотренных таможенным законодательством Таможенного союза, лицо, совершившее административное правонарушение, установленное частью 2 настоящей статьи, освобождается от административной ответственности за указанное правонарушение, если на дату, предшествующую дате регистрации обращения о внесении изменений и (или) дополнений в таможенную декларацию , соблюден в совокупности ряд определенных условий (Статья 16.2.).

Мы, конечно, уже привыкли к  этим изменениям, как привыкаем быстро ко всему хорошему. Кажется, что это было всегда — однако, судя по дате документа, произошло немногим более года тому назад.

Нельзя недооценивать влияние данного документа на повышение роли презумпции добросовестности предпринимателя. Мы знаем о священном страхе административного производства любого крупного предприятия перед внесением изменений в декларацию после выпуска. Частично это снимается обсуждаемой нормой. Конечно, соглашусь с коллегами по цеху, одной нормы недостаточно, однако то, что она есть, уже хорошо.

Еще один неутешительный итог 2015 года: у юристов стало больше работы, особенно это касается юристов pro-bono. Импортеры заметно потеряли в выручке, начали жаловаться экспортеры.

Мы не разглашаем содержания жалоб, это было бы неэтично по отношению к заявителям, но некоторые выдержки мне бы хотелось привести вам, чтобы понять всю боль и обеспокоенность предпринимателей (заранее прошу прощения у источников за отсутствие ссылок): «Генри Уорд Бюгер сказал: «Закон ценен не потому, что закон, а потому, что в нем заключена справедливость. Система законов направлена на то, чтобы люди
чувствовали себя комфортно в стране. Каждый человек должен придерживаться законов, тем более если речь идет о государственных служащих»

«Самое загадочное состоит в том, что законы, регулирующие внешнеэкономическую деятельность, не изменились».

 

А что изменилось?

Изменился аппетит, а более конкретно — неукротимое желание содрать с наивных предпринимателей любыми способами все больше и больше в угоду пополнения бюджета РФ, что ведет к разорению этих предпринимателей и уничтожению рабочих мест.

Здесь не грех вспомнить печальный финал пушкинской сказки «О рыбаке и рыбке», главные герои которой остались у разбитого корыта. Этот итог года подвели и  арбитражные судьи на Азиатско-Тихоокеанском форуме в  октябре 2015 года. В  результате обсуждается и  вскоре ожидается Постановление Пленума Верховного суда, которое призвано дать судьям, таможенным органам и субъектам внешнеторгового оборота ориентир по рассмотрению таможенных споров в условиях изменившегося правового регулирования, при этом учитывая и соблюдая должный баланс публичного и частного интереса.

Документ большой, и это тема достойна отдельного семинара или конференции.

 

Заключение

Не было бы счастья, да несчастье помогло. В прошлом году мы опустились на унизительное 170-е место по показателю «мировая торговля» Всемирного банка, после чего придумали идеальную модель импорта и экспорта. В этой связи теперь в Большом порту Санкт-Петербурга под руководством правительственной рабочей группы мы должны вместе с таможенными органами добиться невиданных показателей за 2016 год. Четыре часа на выпуск и три документа к декларации для выпуска — такой результат мы ожидаем в нынешнем году по итогам предыдущего.

Правда, выступавший 12 апреля на другой конференции представитель Минфина Алексей Артемьев сказал, что плохо представляет себе эффективный контроль в такой ситуации, если по статистике ФТС всего 3% из всего объема деклараций проверяется после выпуска.